Война и Гамлет: переписка Бориса Пастернака с сыном 1941–1942 годов

К началу 1940-х Борис Пастернак успел получить и официальное советское признание, и обвинение в том, что его мировоззрение не соответствует эпохе.